В МВД не считают нападение на Игоря Каляпина в Грозном преступлением

Оригинал взят у protiv_pytok в В МВД не считают нападение на Игоря Каляпина в Грозном преступлением

Председатель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин обжаловал восьмое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту нападения на него в марте прошлого года около гостиницы в центре Грозного. В своей жалобе Каляпин указал, что следователи МВД, проводившие проверку по его заявлению, не выполнили множество проверочных действий, в  том числе предписанных прокуратурой.



Напомним, 16 марта прошлого года группа молодых людей напала на Игоря Каляпина перед входом в гостиницу «Грозный Сити»: нападавшие закидали его яйцами, мукой, тортом, облили зеленкой и нанесли несколько ударов.

По словам Каляпина, перед нападением его выселил из гостиницы мужчина, представившийся ее генеральным директором.

– Директор заявил мне, что, так как я критикую Главу Чечни и чеченскую полицию, а он очень любит Рамзана Ахматовича, я должен покинуть гостиницу, – писал на своей странице в Facebook Игорь Каляпин.

В тот же вечер Игорь Каляпин обратился с заявлением о нападении в дежурную часть УМВД России по городу Грозному. Через десять дней, 26 марта 2016 года, было вынесено первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела – следователи МВД посчитали, что в случившемся с Каляпиным отсутствует событие преступления. К настоящему времени подобных «отказных» постановлений было вынесено еще семь, последнее из которых датируется 14 января этого года.

Как следует из материалов проверки, следователи МВД не выполнили множество проверочных действий, в том числе предписанных еще 25 апреля прошлого года прокуратурой: не изъят электронный журнал учета гостей отеля «Грозный-Сити»; не опрошены журналисты, которые в момент нападения находились вместе с Игорем Каляпиным; не установлены и не опрошены иные свидетели нападения; не установлена личность мужчины, который представился генеральным директором гостиницы и выселил Каляпина; не установлены и не опрошены сотрудники полиции, охранявшие в тот вечер комплекс высоток, в том числе и отель «Грозный-Сити», и многое другое.

Также в ходе изучения материалов проверки выяснилось, что никто из опрошенных работников гостинцы, включая сотрудников службы безопасности, в тот вечер не видели ни самого нападения, ни чего бы то ни было необычного. Генеральный директор гостиницы пояснил следователю, что он ушел с работы в 18 часов и вернулся лишь после 21 часа, так как ему сообщили, что приехали сотрудники полиции. На запрос следователя о видеозаписях с камер наблюдения гостиничного комплекса сотрудники пятизвездочной гостиницы ответили, что наблюдение ведется в режиме онлайн и записи нигде не сохраняются.

«По нескольким причинам мы не можем согласиться с мнением следователей, которые не желают квалифицировать нападение на Игоря Каляпина по статье «Хулиганство»: во-первых, явно спланированные и организованные действия неизвестных, совершенные в общественном месте при большом скоплении людей, безусловно, нарушали общественный порядок и выражали явное неуважение к обществу; во-вторых, нападение было совершено на общественного деятеля по мотивам идеологической ненависти, о чем свидетельствуют выкрики нападавших, что «Каляпин защищает террористов», – подчеркивает юрист Комитета по предотвращению пыток Тимур Рахматулин.

Помимо обжалования в прокуратуру восьмого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, Игорь Каляпин обратился и к начальнику УМВД России по городу Грозному с просьбой привлечь к дисциплинарной ответственности полицейских, которые халатно отнеслись к своим обязанностям и неоднократно выносили незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, не проводя необходимых проверочных действий.

Безвестное исчезновение жителя Грозного станет предметом разбирательства в Европейском суде

Сегодня, 30 января 2017 года, юристы Комитета по предотвращению пыток направили в Европейский суд по правам человека жалобу по факту похищения в 2009-ом году жителя Грозного Асланбека Сайдахмадова, а также по факту его безвестного исчезновения в 2010-ом. По мнению правозащитников, Российская Федерация нарушила в отношении Асланбека статью 2 Европейской конвенции («Право на жизнь»), а также не провела по этим фактам эффективного расследования, нарушив статью 13 Конвенции («Право на эффективное средство правовой защиты»). Жалоба подана от имени матери Асланбека Марии Малаевой.



(Асланбек Сайдахмадов)

11 апреля 2012 года Мария Малаева обратилась за юридической помощью в Сводную мобильную группу правозащитников, работающую в Чеченской Республике (СМГ). Она сообщила, что 3 августа 2009 двое не известных ей молодых людей забрали из квартиры ее сына Асланбека. На вопрос матери, куда его везут, ей ответили, что в ОВД Ленинского района Грозного. Соседи Марии видели, что на улице вооруженные люди, прибывшие на двух отечественных автомобилях, усадили Асланбека в одну из машин и уехали в неизвестном направлении.

В тот же день Мария обратилась в МВД и прокуратуру с заявлением о похищении сына. Однако уголовное дело по этому факту было возбуждено лишь 14 августа. Позднее оно неоднократно приостанавливалось, а 30 декабря 2009 года было и вовсе прекращено – сотрудники МВД по Чеченской Республике доставили Асланбека из Астрахани в Грозный, где тот в ходе допроса пояснил, что его никто не похищал, а все это время он был у своей тети в Астрахани.

Однако после того, как Асланбек дал показания по уголовному делу, он вновь пропал. На этот раз – бесследно.

По этому факту 24 февраля 2010 года было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 105 УК РФ («Убийство»).

В ходе расследования этого дела тетя Асланбека – Шукран Кукулаева – сообщила следователям, что ее племянник приехал к ней в Астрахань и рассказал ей, что был похищен полицейскими и содержался на территории базы ОМОН в Грозном, однако сумел оттуда сбежать.

В ходе общественного расследования, проведенного правозащитниками, были получены доказательства, достаточные для утверждения о крайне неэффективном расследовании уголовных дел по похищению и безвестному исчезновению Сайдахмадова.

В связи с этим юристы Комитета по предотвращению пыток направили сегодня жалобу в Европейский суд по правам человека.

«Мы имеем все основания утверждать, что расследование уголовных дел по насильственным исчезновениям в Чеченской Республике являются крайне неэффективными. Несмотря на возбуждение уголовных дел, бездействие следователей не позволило оперативно провести необходимые мероприятия на начальной, самой важной стадии расследования, хотя имелись многочисленные сведения, требовавшие мгновенной реакции, – подчеркивает юрист по международному праву МРОО «Комитет по предотвращению пыток» Екатерина Ванслова. – В дальнейшем следователи раз за разом приостанавливали уголовные дела, так и не проводя необходимых следственных действий, многие из которых сегодня уже потеряли свою значимость. При этом бросается в глаза очевидное отсутствие оперативно-розыскного сопровождения дел. Например, ключевые свидетели не являлись на допросы, не проводилась выемка необходимой документации, МВД по Чеченской Республике попросту игнорировало запросы руководителя следственного отдела. Следователь видел все это, но ничего не предпринимал и, в результате, даже не смог своевременно организовать осмотр места происшествия, зато умудрился при этом вынести множество отказных постановлений. На эти и многие другие недостатки расследования мы и указали в нашей жалобе».

Несмотря на поданную жалобу в Европейский Суд, правозащитники намерены продолжать работу по этим делам и на национальном уровне.

Полиция выехала своевременно, никаких нарушений нет

К такому выводу пришли чеченские следователи, проводившие проверку по факту несвоевременного выезда полицейских к месту разгрома в Грозном офиса Сводной мобильной группы, работавшей под эгидой Комитета против пыток, в июне 2015 года. Напомним, неизвестные в масках более полутора часов безнаказанно громили в центре Грозного офис правозащитников.



3 июня 2015 года в 10 часов утра во дворе дома № 19 по улице Розы Люксембург в Грозном, где располагался офис МРОО «Комитет против пыток», состоялся многочисленный митинг граждан. Отметим, что сотрудников полиции при этом замечено не было.

В определенный момент среди собравшихся появилась группа молодых людей с закрытыми масками лицами. Эти люди имеющимися у них ломами и кувалдами стали бить по стеклам и кузову находящегося у дома автомобиля, принадлежащего Комитету против пыток.

Затем, проникнув в подъезд, эти же граждане стали взламывать входную дверь в квартиру № 18, в которой находились юристы Комитета против пыток. В связи с опасениями за свои жизни и здоровье правозащитники вынуждены были покинуть квартиру через окно. Проникшие же в квартиру № 18 неизвестные лица стали уничтожать технику и иное имущество, там находившееся.

В дальнейшем эти лица стали взламывать входную дверь и в квартиру № 17, которую также арендовал Комитет против пыток и в которой проживали сотрудники организации. Взлом двери производился с использованием ломов, кувалд, а также угловой шлифовальной машины («болгарки»). Проникнув в жилое помещение, неизвестные лица стали уничтожать технику и мебель, а также портить личные вещи правозащитников.

Практически сразу после начала противоправных действий неизвестных лиц сотрудники Комитета против пыток, находящиеся в Нижнем Новгороде, позвонили в дежурные части МВД по Чеченской Республике и УМВД по городу Грозному и сообщили о совершаемом преступлении.



Детализация исходящих звонков из нижегородского офиса Комитета против пыток

По прошествии примерно получаса после этого, когда никто из полицейских на место преступления так не прибыл, сотрудник Комитета против пыток из Нижнего Новгорода повторно дозвонился в дежурную часть УМВД по г. Грозному и сообщил о том, что неизвестные лица, незаконно проникшие в квартиру, уничтожают принадлежащее Комитету против пыток имущество. Однако и после этого наряд полиции не прибыл, действия неизвестных лиц прерваны не были.


Описанные события (противоправные действия людей в масках) начались примерно в половине одиннадцатого утра и происходили около полутора часов. В течение этого времени, несмотря на официально поступившие сообщения о совершаемом в центре чеченской столицы преступлении, сотрудники полиции никаких мер не предприняли, преступные действия не пресекли, лиц, совершавших преступление, не задержали, хотя имели для этого все возможности.




4 июня 2015 года председатель МРОО «Комитет против пыток» Игорь Каляпин обратился в Следственный комитет России с сообщением о преступлении, в котором просил провести проверку действий сотрудников полиции.

В конце декабря прошлого года правозащитники смогли ознакомиться с материалами этой проверки, результатом которой стал отказ в возбуждении уголовного дела.

Основной вывод приведен в следующей цитате: «Проведенной проверкой не установлено точное время прибытия следственно-оперативной группы на место происшествия, но при этом есть все основания полагать (другое не установлено), что сотрудниками дежурной смены УМВД России по г. Грозный в рамках представленных им полномочий были приняты все меры по обеспечению своевременного выезда следственно-оперативной группы на место происшествия  по адресу г. Грозный, ул. Р. Люксембург д. 19, кв. 18, куда она фактически прибыла через 25-30 минут после получения сообщения о совершенном преступлении».

«Это уже шестое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. И вновь мы не можем согласиться с такими выводами следствия: они не только не соответствуют фактическим обстоятельствам произошедшего, но и сама проверка проведена неполно, без выполнения необходимых действий», – подчеркивает юрист Комитета по предотвращению пыток Альберт Кузнецов, находившийся во время погрома в грозненском офисе 3 июня 2015 года. – Это постановление об отказе в возбуждении уголовного дела уже обжаловано нами».

«У следователей сложная, практически невыполнимая задача, – комментирует ситуацию руководитель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин. – В течение полутора часов группа погромщиков, явно никуда не торопясь и никого не опасаясь, громила две квартиры в центре «самого спокойного города России», в 300 метрах от республиканского МВД, а полиция так и не приехала, несмотря на вызовы. Теперь следователи и руководство МВД пытаются состряпать свои проверочные материалы так, чтобы вышло, что никто не виноват. Написать, конечно, можно всё что угодно, бумага всё стерпит. Но мы гарантируем, что все эти решения о невиновности МВД в явном попустительстве действиям погромщиков будут признаны незаконными. Если руководству МВД и СКР на федеральном уровне хочется, чтобы это происшествие каждые два-три месяца вновь и вновь становилось темой обсуждения, демонстрируя полное беззаконие и бесконтрольность действий чеченских силовиков, мы доставим им такое удовольствие».

Европейский суд: «Россия нарушила право на жизнь Заремы Гайсановой»

Сегодня, 12 мая 2016 года, Европейский суд по правам человека вынес постановление по делу о похищении в 2009-ом году сотрудницы гуманитарной организации «Датский совет по беженцам» Заремы Гайсановой в ходе спецоперации, которой руководил Рамзан Кадыров. Суд установил факт нарушения Россией нескольких статьей Европейской конвенции о правах человека, а также, что ответственными за похищение являлись представители государства. Матери похищенной присуждена компенсация в размере 60 000 евро.



(На фото: Зарема Гайсанова)

Напомним, что дело о похищении Заремы Гайсановой – одно из первых, которым стала заниматься Сводная мобильная группа (СМГ) российских правозащитных организаций, работающая в Чеченской Республике. В ноябре 2009 года в СМГ обратилась Лида Гайсанова, рассказавшая, что 31 октября 2009 года в районе ее местожительства проводилась спецоперация силовых структур, в ходе которой сгорел ее дом, а сотрудники правоохранительных органов увезли в неизвестном направлении ее дочь Зарему Гайсанову. Отметим, что спецоперацией, в ходе которой исчезла девушка, руководил лично Рамзан Кадыров.

Несмотря на своевременное обращение матери похищенной в районный отдел милиции, дежурный не принял должных мер реагирования: не был организован выезд опергруппы на место происшествия, не был объявлен план «перехват». В дальнейшем сотрудники ОВД сфальсифицировали даты регистрации заявления и опроса заявительницы с целью сокрытия своего бездействия по сообщению о преступлении. По данному факту проводилась отдельная проверка, экспертиза показала, что даты были изменены, однако виновные лица так и не были установлены.

Уголовное дело по факту похищения Заремы Гайсановой было возбуждено 16 ноября 2009 года. Причем версия о причастности к похищению представителей государственных силовых структур была одной из основных. В феврале 2010 года правозащитниками, представляющими интересы Гайсановой, было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля Рамзана Кадырова с целью выяснения известных ему обстоятельств по делу.

Несмотря на то, что ходатайство было удовлетворено, следователь длительное время не мог осуществить необходимые процессуальные действия. Впоследствии руководство республиканского Следственного комитета письменно аргументировало бездействие своего следователя следующим образом: «допросить Кадырова не представилось возможным в связи с его загруженностью по работе». Вряд ли нужно пояснять, что подобное основание не предусмотрено действующим на территории России законодательством.

В конце концов, через год, юристы СМГ все же добились проведения допроса ключевого свидетеля по делу. Однако эта процедура была проведена формально, и не дала следователям никакой значимой информации.

Позже, члены Сводной мобильной группы были вынуждены констатировать: в результате многочисленных нарушений на протяжении нескольких лет результативная работа по делу о похищении Заремы Гайсановой фактически не проводилась, и возможность по эффективному расследованию этого дела в настоящее практически утрачена. Преступление так и не раскрыто, местонахождение похищенной не установлено, как не установлены и не допрошены все сотрудники органов внутренних дел, задействованные при проведении спецоперации. Органами МВД был попросту проигнорирован целый ряд поручений следователя СК: различные силовые структуры даже не считали нужным отвечать на официальные запросы следствия о лицах, принимавших участие в этой спецоперации.

Лида Гайсанова обратилась с жалобой в Европейский суд по правам человека. Ее интересы в суде представляли юристы ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека (European Human Rights Advocacy Centre).

В своем сегодняшнем постановлении страсбургские судьи единогласно установили, что имело место нарушение всех аспектов статьи 2 Европейской Конвенции: Суд постановил, что государство нарушило право Заремы Гайсановой на жизнь, презюмируя, что она была убита. Кроме того, государство в нарушение требований статьи 2 не защитило дочь заявительницы, а также не провело эффективного расследования по факту ее исчезновения и гибели.  Было также установлено нарушение статьи 5 Конвенции в связи с тем, что Зарема Гайсанова была незаконно задержана. В отношении самой заявительницы – матери Заремы – было установлено нарушение статьи 3 Конвенции в связи с перенесенными ею страдания  из-за пропажи дочери и отсутствия адекватного расследования по этому факту.

В связи с этим заявительнице была присуждена компенсация в размере 60 000 евро.

«Дело об исчезновении Заремы Гайсановой, как минимум, дважды являлось предметом обсуждения между председателем тогда еще Комитета против пыток Игорем Каляпиным и Главой Чеченской Республики Разманом Кадыровым. Один раз в ходе личной беседы, второй – в рамках выездного заседания в 2013-ом году в Грозном Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Тогда Кадыров заявил, что он лично планировал и руководил этой спецоперацией 31 октября 2009 года», – комментирует юрист Комитета по предотвращению пыток Олег Хабибрахманов, который принимал участие в первой смене СМГ в Чеченской Республике.

Комментируя сегодняшнее постановление Европейского суда по правам человека, руководитель отдела международно-правовой защиты Комитета по предотвращению пыток Ольга Садовская подчеркнула: «Очень важно, что Суд признал не только факт исчезновения Заремы Гайсановой, но и презюмировал, что она была целенаправленно похищена во время спецоперации, а затем убита. Это совершенно другой уровень ответственности властей, но мы абсолютно не уверены в том, что кто-то будет привлечен к ответственности за это убийство».

Делом об исчезновении жителя Грозного в 2012 году займутся в Страсбурге

Оригинал взят у protiv_pytok в Делом об исчезновении жителя Грозного в 2012 году займутся в Страсбурге

Сегодня, 5 апреля 2016 года, юристы межрегиональной общественной организации «Комитет по предотвращению пыток» направили в Европейский суд по правам человека жалобу в интересах Маднят Дышнеевой, сын которой, Хусейн Бадургов, бесследно исчез в Грозном в июле 2012 года. Правозащитники полагают, что Российская Федерация нарушила право Хусейна на жизнь и право Маднят на эффективное расследование.



(На фото: Хусейн Бадургов)

30 июля 2012 года в Сводную мобильную группу российских правозащитных организаций, работающую в Чеченской Республике, за юридической помощью обратились родственники Хусейна Бадургова.

Они рассказали правозащитникам, что в июле 2012 года Хусейн вместе с женой и ребенком переехал жить из Ингушетии в Грозный. 10 июля около 9 часов утра Хусейн позвонил своей сестре Петимат и сообщил, что собирается пойти на собеседование в один из магазинов Грозного. После собеседования Хусейн позвонил вновь и начал рассказывать о его результатах. В этот момент по телефону Петимат услышала, как к Хусейну обратился мужчина, после чего связь прервалась. Она стала перезванивать брату, но трубку уже никто не брал. С этого момента Хусейн ни разу не вышел на связь. Все последующие попытки родственников Хусейна разыскать или получить информацию о его местонахождении окончились неудачей.

Расследование уголовного дела по факту безвестного исчезновения Хусейна длится уже четвертый год. Добиться от следственных органов проведения эффективного расследования так и не удалось – следствие приостанавливалось семь раз. Юристы Сводной мобильной группы, представляющие интересы родственников Хусейна Бадургова, каждый раз добивались признания приостановлений следствия незаконными, после чего следовало очередное приостановление уголовного дела без проведения дополнительных следственных мероприятий.

«В своих постановлениях Европейский суд уже отмечал, что расследования уголовных дел такого рода в Чеченской Республике особенно неэффективны. В этом конкретном случае уголовное дело было возбуждено лишь спустя дваф месяца после обращения родственников в правоохранительные органы, что не позволило оперативно провести необходимые следственные действия на начальной, самой важной стадии расследования, – подчеркивает юрист по международному праву МРОО «Комитет по предотвращению пыток» Екатерина Ванслова. – Позднее следователи раз за разом приостанавливали уголовное дело, так и не проводя необходимых следственных действий, многие из которых сегодня уже потеряли свою значимость. Например, не были допрошены все возможные свидетели по делу, не были установлены и допрошены в качестве свидетелей абоненты, осуществлявшие телефонные переговоры с Бадурговым, не было установлено, находился ли Бадургов на территории Ингушетии в день исчезновения, учитывая сведения о том, что его мобильный телефон регистрировался в этот день в станице Нестеровская Сунженского района Республики Ингушетия. На эти и многие другие недостатки в ходе расследования неоднократно указывалось отделом криминалистики Следственного комитета и прокуратурой Чеченской Республики, но они так и не были устранены».

По настоящее время местонахождение Хусейна Бадургова следствием не установлено, причастные к его исчезновению не найдены. Считая расследование этого дела неэффективным, юристы Комитета по предотвращению пыток направили сегодня жалобу в Европейский суд по правам человека.

Жалобой жителя Грозного на похищение и пытки займутся в Страсбурге

Юристы межрегиональной общественной организации «Комитет по предотвращению пыток» направили жалобу в Европейский суд по правам человека в интересах жителя Чеченской Республики Мурада Амриева. Правозащитники полагают, что в отношении него был нарушен ряд статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в том числе, предусматривающих запрет применения пыток и право на эффективное средство правовой защиты.



(Мурад Амриев со следами телесных повреждений, фото сделано 28 августа 2013 года)

Напомним, в сентябре 2013 года в Сводную мобильную группу правозащитников, работающую в Чеченской Республике (СМГ), за юридической помощью обратился житель Грозного Мурад Амриев. По словам Мурада, воскресным вечером 25 августа он подвез своего отца в центр города, они расстались, а через несколько минут его машину блокировала черная «Приора». Из автомобиля выбежали трое мужчин, затолкали в свою машину, надев на голову его собственную футболку, и доставили в правоохранительные органы республики.

Как рассказал Мурад, полицейские в течение двух дней избивали его и пытали током, требуя оговорить старшего брата, живущего за границей, а после экзекуции доставили домой к родителям, выдвинув условие, что старший брат должен вернуться в Чечню. Опасаясь за свою жизнь, Мурад был вынужден покинуть республику.

Юристы Сводной мобильной группы, представляющие интересы заявителя, направили в региональный Следственный комитет сообщение о преступлении в отношении Мурада Амриева. Ответом на их обращение был отказ в возбуждении уголовного дела. Всего по этому делу было вынесено тринадцать «отказных» постановлений, которые впоследствии отменялись как незаконные и необоснованные. При этом следователи так и не дали оценку имевшимся у Мурада телесным повреждениям и причинам их возникновения, хотя на это неоднократно во всех своих жалобах указывали правозащитники.

Представитель Мурада Амриева в Европейском суде по правам человека Антон Рыжов подчеркивает: «Полицейские утверждают, что Мурад сразу после «беседы» был отпущен домой, однако многочисленные свидетели говорят, что его доставили сами полицейские спустя двое суток к себе домой избитым. Официальные органы российской власти устранились от комментария этого противоречия».

«Несмотря на поданную жалобу в Европейский суд, мы будем продолжать добиваться проведения эффективного расследования на национальном уровне. Мы намерены обжаловать последнее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела после того, как нам удастся ознакомиться с материалами проверки», – прокомментировал юрист СМГ  Олег Хабибрахманов.

Верховный суд Чеченской Республики способен на особое мнение

Сегодня юристы Сводной мобильной группы российских правозащитных организаций, работающей в Чечне, получили мотивированное апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда ЧР, вынесенное по иску о защите деловой репутации республиканского МВД к правозащитникам и Мураду Амриеву, который заявил, что пострадал от незаконных действий сотрудников полиции. Несмотря на - пока - негативный для правозащитников результат судебного процесса, появившееся в деле особое мнение федерального судьи Дауркиной, которая, по сути, вскрывает некомпетентность своих коллег, кроме как достижением, ничем иным назвать не получается.

Напомним, что 21 августа 2015 года Верховный суд Республики оставил решение Ленинского районного суда города Грозного без изменения, а апелляционные жалобы ответчиков без удовлетворения. Ранее суд первой инстанции удовлетворил иск МВД РФ по ЧР к Мураду Амриеву и МРОО «Комитет против пыток», потребовав опровергнуть сведения, изложенные в оспариваемых полицейским ведомством публикациях на сайте pytkam.net и на заблокированном в России ресурсе «Грани.ру». При этом в компенсации морального вреда истцу было отказано.

В своем определении судьи сослались на постановление Следственного комитета от 14 апреля 2014 года об отказе в возбуждении уголовного дела (кстати, давно уже отмененное самим ведомством как необоснованное), а также на результат служебной проверки в МВД и в итоге указали, что выводы районного суда «основаны на законе». Вся мотивировочная часть определения заняла лишь два предложения.

Тем не менее, одна из трех судей не согласилась с мнением своих коллег и вынесла «особое мнение». В нем федеральный судья Дауркина недвусмысленно указывает, что «ни одному из доводов ответчиков не дана правовая оценка». И далее по тексту: «Сведения, содержащиеся на сайте ответчика, в установленном законом порядке не проверены… Не дана оценка… Не содержится суждений… Не приведены основания…».



По словам юриста правозащитной организации Антона Рыжова, представляющего интересы Мурада Амриева, суды обеих инстанций приняли абстрактные, общие решения, которые лишены конкретики и не содержат перечня выражений и слов, которые подлежат опровержению. «Получается, что опровержению подлежит весь текст публикации на сайте pytkam.net. Но как, например, должна быть опровергнута фраза, что Мурад Амриев обратился к правозащитникам, если он действительно обратился в Сводную мобильную группу?! – недоумевает Рыжов. – И таких самоочевидных фактов по тексту рассыпано более чем достаточно. Более того, согласно выводам судов, Амриев должен опровергнуть сведения, размещенные на сайте «Грани.ру», однако к участию в судебном процессе представители ресурса привлечены так и не были, возможности выступить с собственным мнением у них не было. Это существенное процессуальное нарушение. Да и вообще Амриев там сам ничего не размещал».

«Надеемся, что принципиальная позиция судьи Дауркиной не спровоцирует принятие по отношению к ней каких-либо мер, скажем так, профилактического характера, – подчеркивает юрист Сводной мобильной группы Дмитрий Яликов. – Определение суда апелляционной инстанции мы, разумеется, будем обжаловать в кассационном порядке; также планируется подача жалобы в Европейский суд по правам человека на нарушение свободы слова».

Представители супруги умершего в Чечне Оздоева попросили передать дело в центральный аппарат СКР

Юристы Сводной мобильной группы российских правозащитных организаций, представляющие интересы супруги жителя Ингушетии Алихана Оздоева, погибшего после допроса в Чечне, обратились к председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину с просьбой о переводе расследования дела в центральный аппарат.

Как писал "Кавказский узел", жительница Ингушетии Мадина Муталиева заявила о смерти своего мужа Алихана Оздоева после его допроса в Чечне. По мнению женщины, ее мужа пытали. С просьбой о проведении общественного расследования по факту смерти Оздоева Муталиева обратилась в Сводную мобильную группу российских правозащитных организаций (СМГ), работающую в Чеченской Республике, 25 мая. Юристы СМГ добились признания женщины потерпевшей по делу о смерти ее мужа, сообщил 21 сентября Комитет по предотвращению пыток.

Просьба о передаче дела по факту смерти Алихана Оздоева в центральный аппарат, направлена председателю СКР Бастрыкину 30 сентября, сообщил Антон Рыжов, юрист СМГ.

"Вдову Оздоева признали потерпевшей только спустя два месяца, что является громадным нарушением. О том, как идет расследование, у нас особо информации нет, поскольку юридически это является тайной следствия. В связи с тем, что Оздоева признана потерпевшей, нами направлено ходатайство с просьбой опросить более десятка свидетелей. По нашей информации, некоторых из них начали допрашивать", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Антон Рыжов.

Есть ли в деле по факту смерти Алихана Оздоева подозреваемые, юристу не известно.

"Если будут подозреваемые, мы как представители потерпевшей сможем ходатайствовать о допросе этих людей при помощи полиграфа, предпринимать какие-то другие действия", - рассказал Рыжов.

По его словам, поводом для обращения к председателю СКР стало то, что следствие по факту смерти Оздоева проводит ГСУ СК по СКФО, расследующее уголовное дело, в рамках которого был задержан Оздоев. По мнению юристов, это "подрывает принцип независимости расследования".

Алихан Оздоев был задержан и помещен в изолятор временного содержания, как сообщалось ранее, в связи с расследованием возбужденного в 2011 году уголовного дела по п."б" ч.4 ст.132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста) 28 апреля 2015 года. 8 мая семью Оздоева известили, что мужчина умер от сердечного приступа до доставления его в больницу. В связи с его гибелью было возбуждено уголовное дело по ч.4 ст.111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

"27 апреля Алихана госпитализировали в больницу в связи с обострением язвы желудка. На следующий день следователь Главного следственного управления СКР по Северо-Кавказскому федеральному округу забрал его прямо "из-под капельницы" в Грозный. 30 апреля в суде, когда в отношении Алихана избиралась мера пресечения, он рассказал мне, что в день задержания его пытали электрическим током. Он очень переживал за своих сестер, за нас с детьми, и просил меня никому не говорить об этом", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Мадина Муталиева.

По ее мнению, мужа необоснованно привлекли в качестве подозреваемого по делу по ст.132 УК РФ. "Когда возбудили дело по этой статье, мой муж давал следователю характеристики трем подозреваемым – все они были нашими соседями. Он написал, что они не могли совершить подобного преступления. Когда задерживали Алихана, мать этого мальчика сказала: "Будешь знать, какие характеристики давать соседям", - сообщила Мадина Муталиева.

По ее словам, следы на теле мужа указывают на то, что он подвергся пыткам. "Нос был сломан, кровь была во рту и в носу, что-то сделали с его зубами, синяки, ссадины, надрезы на теле. Есть фотографии, подтверждающие все это", - рассказала Мадина Муталиева.

Она отмечает, что муж отказывался признавать себя виновным. "Муж говорил мне, что его пытают, требуя признаться в том, чего он не совершал. Он сказал им: "Лучше я умру, но не сделаю этого", - рассказала женщина.

8 мая Мадина Муталиева обратилась с письменным заявлением Следственный отдел города Карабулака с просьбой провести расследование, поскольку на теле мужа присутствовали явные следы пыток. "Они выехали на осмотр трупа, но по чьему-то звонку быстро свернулись, и уехали. Результаты проверки следователей Карабулака так мне и неизвестны", - добавила женщина.

Она хочет добиться справедливого расследования смерти мужа. "Уголовное дело по факту смерти Алихана возбуждено 29 июля. В тот же день я ездила на допрос в Нальчик. С той поры ничего не происходит. У меня двое детей – полуторагодовалый сын и трехлетняя дочь. Девочка каждый день спрашивает об отце. Говорит, что потеряла папу, ходит, ищет его. Я хочу добиться справедливого расследования обстоятельств смерти их отца", - подчеркнула женщина.

На территории Следственного управления СКР по Чеченской Республике работает группа Главного следственного управления СК России по СКФО, сообщил сотрудник СУ СКР по Чечне.

"Дело Оздоева было в их производстве. Просто Оздоева допрашивали в наших кабинетах. Мы к этому товарищу никакого отношения не имеем, и дело не расследуем", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" представитель чеченского управления СКР.

В ГСУ СК РФ по СКФО комментировать ситуацию с Оздоевым отказались, сославшись на отсутствие специалиста по связям с общественностью. Редакция "Кавказского узла" обратилась с официальным запросом по этой ситуации в Следственный комитет России.

Автор: Елена Романова
Источник:
Кавказский Узел

Правозащитники расследуют обстоятельства смерти жителя Ингушетии после его допроса в СК Чечни

25 мая 2015 года в Сводную мобильную группу российских правозащитных организаций, работающую в Чеченской Республике (СМГ), обратилась жительница Республики Ингушетия Мадина Муталиева с просьбой о проведении общественного расследования по факту смерти ее мужа Алихана Оздоева. Правозащитники уже добились признания Мадины в качестве потерпевшей в рамках уголовного дела, возбужденного по факту смерти Оздоева. В настоящее время готовится обращение к главе Следственного комитета о переводе дела в Центральный аппарат.



(Источник фото: 1tv.ru)

Мадина Муталиева сообщила правозащитникам, что 27 апреля 2015 года у Алихана обострилась язва желудка и его экстренно госпитализировали в одну из ингушских районных больниц. Однако уже на следующий день следователь Главного следственного управления СКР по Северо-Кавказскому федеральному округу забрал Алихана прямо «из-под капельницы» в Грозный. Там он был задержан и помещен в Изолятор временного содержания в связи с расследованием уголовного дела, возбужденного в 2011 году по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста»). 30 апреля суд избрал меру пресечения Алихану в виде заключения под стражу в следственный изолятор. По словам Мадины, в суде Алихан смог сказать ей, что его пытали в день задержания, в том числе током.

7 мая Мадина и брат Алихана поехали в Грозный к зданию СУ СК РФ по ЧР, где Алихану должны были предъявить официальное обвинение. Вышедшая из здания в 18 часов 25 минут адвокат Оздоева сообщила его родным, что Алихан чувствует себя хорошо, бодр, жизнерадостен, спрашивал про детей.

Однако уже на следующий день, 8 мая, семье Оздоева сообщили, что Алихан умер. На вопрос Мадины, где ее муж и что с ним, следователь ей ответил: «Он там, где и должен находиться – в морге». Чуть больше информации сообщили брату Алихана: мол, 7 мая в 17 часов 15 минут тому стало плохо, и мужчина скончался до доставления его в больницу – якобы от сердечного приступа.

Примерно около двух месяцев Мадина Муталиева находилась в неведении относительно того, что происходит с официальным расследованием смерти ее мужа. Наконец, ее уведомили, что по данному факту в Главном следственном управлении СКР по СКФО (то есть в том же подразделении Следственного комитета, которое вело дело в отношении Оздоева) 8 мая 2015 года было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УПК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего»).

В ходе проверки по заявлению Мадины Муталиевой юристы СМГ опросили родственников Алихана Оздоева, а также медицинский персонал больницы, из которой забрали мужчину. Кроме того, правозащитниками получены медицинские документы, а также фото- и видеоматериалы, запечатлевшие труп Оздоева, на котором видны многочисленные телесные повреждения.

Вдова Алихана, Мадина, долгое время не признавалась потерпевшей и не допрашивалась органами следствия. Юристы СМГ, вступив в уголовное дело в качестве представителей Мадины, добились признания ее потерпевшей и подробного допроса.

Юрист СМГ Антон Рыжов подчеркивает: «Безусловно, мы будем добиваться от Следственного комитета РФ тщательного расследования данного уголовного дела и установления причин гибели Алихана, у которого остались двое несовершеннолетних детей. Мы уже заявили следователю ходатайство о допросе более десятка граждан в качестве свидетелей. Также мы планируем обратиться к Председателю СКР господину Бастрыкину с просьбой передать дело в Центральный аппарат в связи с тем, что следствие по факту смерти Алихана проводится подразделением того же уровня, что и в связи с уголовным делом, в рамках которого Оздоев был задержан. Мы полагаем, это подрывает принцип независимости расследования».

В настоящее время следствие по уголовному делу продолжается.

Открытое обращение председателя Комитета против пыток к Министру внутренних дел РФ

Министру внутренних дел
Российской Федерации
Колокольцеву В.А.

Открытое обращение

Уважаемый Владимир Александрович!


Вчера, 14 июля 2015 года, на сайте Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека был опубликован ответ заместителя министра внутренних дел Российской Федерации Александра Савенкова о результатах проверки действий сотрудников полиции при реагировании на нападение на офис Комитета против пыток в Чечне. В числе прочего, Ваш заместитель ответил советнику Президента России Михаилу Федотову: «По изложенным в Вашем обращении сведениям о несвоевременном реагировании на сообщения о совершенном преступлении проведена служебная проверка, по результатам которой нарушений в действиях сотрудников МВД по Чеченской Республики не установлено». При прочтении данного ответа невольно напрашивается вывод. Либо следует оценивать информацию, изложенную в письме господина Савенкова, как абсурдную, ибо она противоречит очевидным фактам, о которых мы расскажем ниже. Либо посредством такого ответа руководство МВД РФ пытается убедить Совет при президенте РФ в том, что двухчасовой погром жилых и офисных помещений средь бела дня при отсутствии какой-либо реакции со стороны полицейских является в нашей стране делом совершенно обыденным, заурядным и главное – нормальным.



Мы считаем это ненормальным, поэтому позволим себе напомнить обстоятельства разгрома нашего офиса и полнейшего попустительства этому со стороны представителей правоохранительных органов. 3 июня 2015 года в 10 часов утра во дворе дома № 19 по улице Розы Люксембург в Грозном, где расположен МРОО «Комитет против пыток», состоялся многочисленный митинг граждан. Отметим, что сотрудников полиции при этом замечено не было.

В определенный момент среди собравшихся появилась группа молодых людей с закрытыми масками лицами. Эти люди имеющимися у них ломами и кувалдами стали бить по стеклам и кузову находящегося у дома автомобиля, принадлежащего Комитету против пыток.

Затем, проникнув в подъезд, эти же граждане стали взламывать входную дверь в квартиру № 18, в которой находились юристы Комитета против пыток. В связи с опасениями за свои жизни и здоровье правозащитники вынуждены были покинуть квартиру через окно. Проникшие же в квартиру № 18 неизвестные лица стали уничтожать технику и иное имущество, там находившееся.

В дальнейшем данные лица стали взламывать входную дверь и в квартиру № 17, которую также арендовал Комитет против пыток и в которой проживали сотрудники организации. Взлом двери производился с использованием ломов, кувалд, а также угловой шлифовальной машины («болгарки»). Проникнув в жилое помещение, неизвестные лица стали уничтожать технику и мебель, а также портить личные вещи правозащитников.

Практически сразу после начала противоправных действий неизвестных лиц сотрудники Комитета против пыток, находящиеся в Нижнем Новгороде, позвонили в дежурные части МВД по Чеченской Республики и УМВД по городу Грозный и сообщили о совершаемом преступлении.


Детализация исходящих звонков из нижегородского офиса Комитета против пыток

По прошествии примерно часа после этого, когда никто из полицейских на место преступления так не прибыл, сотрудник Комитета против пыток из Нижнего Новгорода повторно дозвонился в дежурную часть УМВД по г. Грозный и сообщил о том, что неизвестные лица, незаконно проникшие в квартиру, уничтожают принадлежащее Комитету против пыток имущество. Однако и после этого наряд полиции не прибыл, действия неизвестных лиц прерваны не были.

Заявление заместителя министра внутренних дел по Чечне Апти Алаудинова о том, что наряд полиции моментально выехал на место происшествия после поступления в дежурную часть сообщения о беспорядках около офиса Комитет против пыток в Грозном, и уже через 45 минут после сигнала были задержанные, не выдерживает никакой критики.

По словам Апти Алаудинова, получается, что сотрудники полиции в 11.35 были на месте происшествия и задерживали погромщиков. Однако многочисленные свидетели, и, самое главное, беспристрастные данные видеокамер говорят, что только в 11.43 в квартире № 17 «болгаркой» была спилена дверь, после чего взломщики еще долгое время громили помещение внутри.



Описанные события (противоправные действия людей в масках) начались примерно в половине одиннадцатого утра и происходили в течение около полутора-двух часов. Обращаем Ваше внимание на то, что в течение этого времени, несмотря на официально поступившие сообщения о совершаемом в центре чеченской столицы преступлении, сотрудники полиции никаких мер не предприняли, преступные действия не пресекли, лиц, совершавших преступление, не задержали, хотя имели для этого все возможности.

Примечательно, что описанные события получили широкий резонанс в СМИ и привлекли общественное внимание. Информация о произошедшем, в том числе большое количество фото- и видеоматериалов, на которых запечатлены преступные действия неизвестных лиц, имеется в сети Интернет. Ситуация с разгромом офиса правозащитников разбиралась на специальном заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.



На заседании присутствовал представитель МВД России Вадим Гайдов, который подтвердил, что телефонное сообщение о происходящем погроме было получено и зарегистрировано полицейскими в 10.50. По итогам заседания Совета в Ваш адрес было направлено обращение с просьбой дать объективную оценку бездействию сотрудников чеченской полиции.

И вот вчера, 14 июля 205 года, Совет при президенте РФ обнародовал ответ за подписью Вашего заместителя, А.В. Савенкова, согласно которому «нарушений в действиях сотрудников МВД по Чеченской Республике не обнаружено».

Следует особо подчеркнуть, что в рамках ведомственной проверки сотрудники Комитета против пыток, являющиеся очевидцами событий, опрошены не были, также у нашей организации не были запрошены ни документы, ни фото- и видеоматериалы.

В связи с этим мы не можем считать проверку, проведенную в рамках МВД РФ всесторонней и объективной, а ее выводы – обоснованными.

В связи с вышеизложенным, убедительно просим Вас назначить дополнительную служебную проверку, в ходе которой объективно и всесторонне оценить правомерность и эффективность действий сотрудников полиции, а также установить причины и мотивы подобного поведения.

В рамках новой проверки просим Вас изучить и дать оценку фактам и обстоятельствам, перечисленным в прилагаемой к данному обращению справке и приложениям к ней.


Председатель
МРОО «Комитет против пыток»                                                          Каляпин И.А.



Аналогичные обращения с просьбой провести проверку действий сотрудников полиции при реагировании на нападение на офис Комитета против пыток в Грозном 3 июня 2015 года будут направлены председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке и Уполномоченному по правам человека в РФ Элле Памфиловой.